Путешествие в Беловежскую пущу

Здравствуйте, дорогие читатели! Сегодня мы отправимся с вами в волшебный лес на границе Польши и Беларуси и имя ему — Беловежская Пуща! Итак, поехали!

Конец цивилизации

Когда мы приближаемся к лесу, ветер внезапно затихает, а в стене из деревьев появляются деревянные ворота. Они обозначают символическую границу, за которую не проходит наша цивилизация. Человек переделал под себя практически весь мир, но в этом месте он решил отпустить хватку и предоставить весь ход течения событий природе. Поэтому то, что мы видим за воротами, является природным феноменом. Только здесь липы вырастают до размеров дуба.

Только здесь проявляется такая насыщенность лесной фауны – от самого маленького европейского сухопутного млекопитающего – карликовой землеройки, размером всего 4 сантиметра, до крупнейшего в этом виде – 900-килограммового зубра. В отличие от других пущ и лесов, которые вырубались и высаживались заново, здесь после ухода ледника 12 тысяч лет назад, природа управляет лесом абсолютно самостоятельно. Чтобы посмотреть на результаты этого, сюда приезжает весь мир.

Королевские сокровища

Несколько лет назад с коротким визитом в Польшу приезжал принц Чарльз. Наследник британского трона после культурных встреч направился в расположенную на восточной границе Польши Белую Вежу, чтобы, как сообщал таблоид „The Guardian”: „посетить польский лес, полный бизонов”. Читатели на островах могли при случае узнать, что на границе Польши и Беларуси растёт девственная пуща, полная видов, которые в Западной Европе уже являются редкостью или вовсе исчезли.

Однако, кажется, что Беловежской пуще не требуется реклама для гостей из-за рубежа, они прибывают сюда в больших количествах в любое время года. Обычно они здесь не ищут отдыха под ёлочкой, а приезжают с готовым списком животных, на которых они хотят посмотреть.

Посещение пущи монархом не является ничем новым. Охоту здесь организовывали языческие литовские князья, а первым польским королём, который гостил в этих краях, был Владислав Ягелло. В 1409 году он организовал большую охоту, целью которой было накопление запасов для войны с крестоносцами. Его внук, Зигмунт Стары, издал указ, который запрещал входить в пущу с собаками и с оружием, а за убийство живущих в ней животных грозила смертная казнь.

Но прежде чем признать династию Ягеллонов предшественниками экологии, напомним, что речь шла не о защите природы, а прежде всего, о создании эксклюзивных территорий для охоты только для короля. Тем не менее, большая охота раз в несколько лет причиняла значительно меньший вред, чем систематическая эксплуатация. Только благодаря тому, что пуща служила для развлечения лишь властителей и сохранилась такая экосистема.

Зубры по-соседству

Зубры в Беловежской пуще

Зубры

 Наилучшей базой для исследования пущи является Бяловежа, место, непосредственно рядом с границей с Беларусью, спрятанная глубоко в сердце пущи. Каждый второй дом здесь – пансионат или агро-туристический центр. Современные строения органично вписываются в панораму между старых деревянных хаток.

Второй важной «отраслью» являются институты, связанные с охраной и исследованием природы, такие как  Беловежский Национальный Парк или Институт исследования Леса, многие люди приезжают сюда вести исследования и нередко, искушённые окружающей красотой остаются здесь на более долгое время.

Поэтому Бяловежа может похвастаться наибольшим количеством учёных на квадратный километр в Польше. К группе таких приехавших относится Агнешка, которая приехала сюда два года назад волонтёром в Институт Биологии Млекопитающих Польской Академии Наук, а сейчас впервые она проводит в Бяловежи зиму.

Зимой в пуще царит тишина, которую прерывают размеренный стук дятлов.

Зимой в пуще царит тишина, которую прерывают размеренный стук дятлов.

Из преимуществ холодного времени года она выделяет значительно меньшее количество туристов по сравнению с длинными уик-эндами, отсутствие комаров и прежде всего намного больше возможностей для встречи с животными, в особенности с зубрами.

Зимой этих огромных млекопитающих подкармливают. В день они потребляют до 45 килограммов корма, они могут провести на пастбище много времени. Поэтому мы идём посмотреть на них за ужином. Всего лишь несколько минут прогулки отделяет последние постройки от поляны с пастбищами. Под одним из коловоротов мы замечаем большой тёмный силуэт. Это он. Хозяин пущи кажется поглощённым едой, питание занимает у него почти треть дня. В конце он отворачивается и медленно исчезает между деревьями. Мы не идём за ним дальше. Это робкий зверь и прежде всего он находится под защитой.

Кто хочет увидеть зубра с близкого, но безопасного расстояния, должен посетить наблюдательную резервацию зубров. Здесь находятся все крупнейшие виды млекопитающих пущи, хотя волка или рысь высмотреть не просто – они прекрасно маскируются. То ли дело зубры. Они подходят под сам забор, привлечённые блеском огней во время экскурсий.

Зубр в Беловежской пуще

Зимой зубры значительно теряют в весе и становится отчётливо виден его высокий горб.

Разведение этих животных, вероятно, является наибольшим успехом беловежских натуралистов. Многие ошибочно полагают, что вид выжил, живя свободно в пуще. Так было только до первой мировой войны, когда немецкие захватчики проводили грабительскую эксплуатацию лесов и за три года уничтожили популяцию этих животных. Местные браконьеры только способствовали этому.

Весной 1919 года польская научная экспедиция, присланная в Беловежскую Пущу не нашла ни одного зубра. Однако в течение нескольких лет здесь было начато восстановление вида с использованием особей из зверинцев и зоопарков. Уже в 50-е годы начали выпускать первых зубров в лес.

На сегодняшний день в диких условиях живёт около двух тысяч этих млекопитающих, а наибольшее их число находится, как и прежде в Беловежской Пуще, примерно по 450 особей по каждую сторону границы.

Культурный амбар

Если зубр является королём зверей в пуще, то его эквивалентом в мире растений является дуб. Высотой он уступает лишь елям (они достигают до 50 метров), но не имеет себе равных с точки зрения обхвата ствола, размаха кроны и возраста – срок жизни может достигать 500-600 лет.

Несколько десятков столь старых деревьев растёт вдоль тропы королевских дубов – все носят имена былых хозяев этих земель. Учитывая долговечность дубов, наши предки приписывали им божественное происхождение. Зимой, избавленные от листьев и облепленные снегом они кажутся ещё более величественными.

Истинной причиной, почему мы сюда отправились, является деревня Теремиски. Её размер составляет всего лишь несколько десятков домов, а в одном из них размещается… Общий Университет.

Это неформальное учебное заведение основано Катажиной и Павлом Винярских, которые переселились на этот живописный край света 10 лет назад. В течение пяти лет они работают как школа для молодёжи из забытых трансформацией регионов Польши.

В настоящее время его деятельность направлено, прежде всего, на местную общественность. Подлясье является уникальным культурным плавильным котлом, что даёт поле возможностей аниматорам культуры показать себя и одновременно является серьёзной задачей.

Разнообразные способы видения мира приводят к тому, что столь сильные эмоции ставят вопрос о расширении Национального Парка на всю Беловежскую Пущу. Местом вне границ раздела является Театр в Теремисках в амбаре Катажины и Павла. Здесь показываются театральные спектакли, концерты, фильмы, как из Подлесья, так и со всей Польши и из-за восточной границы. Более шести лет в один из самых длинных уик-эндов проходят театральные встречи.

Мероприятия притягивают как местных жителей Теремисек, так и приезжих туристов. В летние дни бывает так, что небольшой амбар, вынужденный поместить всех гостей трещит по швам.

Пуща с идеей

Подвид туриста в пущи – довольно исключительный тип. Он хочет не только отдохнуть, но и получить опыт и чему-нибудь научиться. Поэтому именно Марек Косиньски, который организует семинары по фотографированию природы, проводит группы, вооружённые фотоаппаратами даже зимой. У него есть свои методы по заманиванию из леса «живности». Одним из них является построенный из досок и соломы комфортный приют, куда приходят волки и подлетают орланы-белохвосты.

Самое старое и наиболее красивое здание Бяловежи - деревянный царский охотничий двор 1846 года постройки

Самое старое и наиболее красивое здание Бяловежи — деревянный царский охотничий двор 1846 года постройки

Также интересное предложение есть у Беловежской Академии Биоразнообразия с образовательной базой и местом для размещения в Веймутовом дворе. Здесь организуется обучение со специалистами из научных организаций и исследователями пущи, в частности, выслеживание животных с Адамом Варнакем и апрельский поиск болотных лягушек, которые в это время становятся синими!

Интерьер двора Веймутка

Интерьер двора Веймутка

Вокруг Бяловежи выложены образовательные тропы, трасы для нордической ходьбы. С весны можно также проехаться на дрезине по рельсам, выложенным для царя Николая II. Цари, как и короли Польши тоже хотели иметь здесь свою охотничью резиденцию. По желанию Александра III был создан огромный дворец, который однако не пережил последней войны. В память о нём остался парк в английском стиле с редкими видами деревьев.

Ворота дворца в Беловежской пуще

Ворота дворца — всё, что осталось от дворца царей. Сегодня здесь размещена небольшая галерея

На месте дворца сегодня находится представительство национального беловежского парка и музей природы и леса. В нём реконструированы типичные для пущи лесные формации, также мы познакомимся здесь с множеством фактов на тему беловежской природы. Однако, как подчёркивает экскурсовод, музей должен быть не заменителем пущи, а лишь привлечением к её посещению. Поэтому в самом конце визита мы выезжаем на обзорную башню, с которой можно увидеть зону особой защиты – ценнейшую часть пущи. На её осмотр мы договорились на следующий день.

Европейские джунгли

С утра начинает сыпать снег. Я пролистываю, одолженное Агнешкой руководство о выслеживании животных. Однако уже в начале, мой проводник, Арек Шимура, владелец бюро «Сувечка» (пер. Совочка), остужает мой запал. Следы лучше искать через 24 часа после выпадения снега. Тогда встречаются тропы буквально всех млекопитающих пущи. Зато, если мы сейчас что-нибудь увидим, то след будет точно свежим.

Кабан в Беловежской пуще

В лесу с уверенностью найдём следы присутствия кабана, а если повезёт, то встретим и само животное.

Мы выдвигаемся. В зону особенной защиты можно войти только с проводником малыми группами. Идём мы туда по неразмеченной трассе, а её преодоление занимает в среднем три часа. Глубже можно проникнуть только с согласия хозяев парка. Однако, следы есть. Тропу пересекают раз за разом отпечатанные в снегу тропы белок и куниц.

Господин Арек показывает также на ветки со следами кормления зубров и побеги, объеденные оленями. Несмотря на то, что мы глазами их не видим, их присутствие ощущается, как будто мы ходим по их дому.

молодой олень в Беловежской пуще

Молодой олень

Однако больше всего бросается в глаза огромное количество поваленных и залежалых деревьев. Здесь никто не имеет права собирать их. Несмотря на то, что они мертвы, они до сих пор дают жизнь миллионам бактерий и грибов, а также кормящимся там насекомым, грызунам и птицам, многие из которых могут  развиваться только здесь.

Если начать сбор обломков и стволов, всё биоразнообразие этого места пропадёт. Это единственный фрагмент леса в Европе, который никогда не вырубали и природные процессы идут здесь непрерывно. Отсюда-то и исходит исключительность беловежской природы.

В глубине пущи деревья доживают до своего максимального возраста и падают от старости

В глубине пущи деревья доживают до своего максимального возраста и падают от старости

Мы добираемся до 400-летнего дуба Ягелло, поваленного бурей в 1974 году. До сих пор видно, каким он был огромным. По мнению господина Арека, разложение дерева длится 1/5 часть от продолжительности его жизни. Освободившееся пространство заняли уже ясени, но поваленный «Ягелло» будет исчезать ещё очень-очень долго. Также как и тысячи лет назад. •

© 2017 Туризм без границ // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru